Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Рождённые в эпоху перемен (Белокурая Гретхен) / Стихи.ру

https://stihi.ru/2020/11/05/6349
Уютно-желтым светят фонари
И кровожадный месяц из тумана
На дело вышел. Так что без обмана
Давайте-ка играть. На раз-два-три.

И снег летит в сиянье фонарей.
Рябина, пострадав от снегирей,
Топорщит растопыренные ветки.
Под ней в сугробе копошатся детки.

Ровесник мой, малыш со взглядом мишки
Что улыбался с медициной книжки.
Не знаешь ты ещё, в какой предел
Твой ангел неуклюжий улетел.

Ещё не наступило потепленье,
Бесснежные, гнилые ноябри.
Зима идёт, с грибами и вареньем,
А телевизор лучше не смотри.

В нём перестройка, гласность, всё такое.
А здесь ещё невинная пора
Блаженного и сонного покоя,
Старушек и детишек во дворах.

Пора болонок и персидских кошек
Пора в снегу укатанных дорожек -
Их реагент ещё не осквернил.
И деревянных глянцевых перил

В подъездах гулких. Только неуклонно
Лихое время катится с наклонной
И малыши не знают ничего
О том, как страшно проживут его.

Киса в лейке

К детям пришла в гости от соседей юная прелестная кошечка. Прислали видео и фотографии:
Входит:


И выходит:



Замечательно выходит!

<img

(no subject)


Книжка великолепная, дети в восторге.
Но удивительно, что она еще не под запретом.
Слыханое ли дело, пятилетние дети целыми днями одни шарятся по городу, играют улитками, консервными банками, битыми стеклами и вставными зубами, разговаривают с незнакомыми дядями и тетями и ходят к ним в гости, не посещают развивашки, спортивные, художественные и музыкальные кружки. Ужас-ужас! Настоящее счастливое детство. Теперь за такое можно и детей лишиться, особенно, наверное, в Швеции, откуда родом эта книжка.
Если бы там возникло какое-нибудь движение родителей за свободу детей, то эта книжка могла бы стать их революционным манифестом.
https://www.livelib.ru/review/628001

(no subject)



От времени столик лоснится,
Он теплый и желтый, как мед.
Мелькают фигурные спицы,
Нить тянется - бабушка шьет.
На платьице нежно-зеленом
Любовно выводит строку.
Блестят золотые грифоны
На черном чугунном боку.
Ах, "зингер", чугунное чудо,
Суровый стимпанковский бог.
Ты знаешь и шелк парашюта,
И грубую кожу сапог.
Тебя и в войну не проели,
Ты всех одевала детей,
Ты сшила из старой шинели
Пальтишко для мамы моей.
Край черной ажурной педали
Блестит от касаний людских -
От туфель, сапог и сандалий,
И маленьких ножек босых.
В трофейной латунной масленке
Янтарная пища твоя.
И плавно идут шестеренки,
Сшивая куски бытия.