October 10th, 2018

(no subject)

Она хотела мужика
Надёжней, чем скала.
Цветочки, птички, облака...
А он хотел - бабла.
Она хотела, чтоб в рассвет
Дорога увела,
Чтоб только вместе много лет,
А он хотел - бабла.
И он сказал, ну что за блажь,
Совсем с ума сошла?
Ну что ты мне, дуреха, дашь,
Уж точно не бабла.
Красиво ускакал в закат -
Чернеет силуэт.
А через год пришел назад -
Поесть ее котлет.
Ну что, спросил он, как дела,
Прогноз у нас какой?
Ты заработала бабла,
Остаться мне с тобой?
А как мне хочется соврать,
Такие мол дела,
Пришлось назад ему скакать,
Оставшись без бабла.
Но нет, увы, не ускакал
Решительный жених,
И много лет котлеты жрал,
И тратил за двоих.

(no subject)

Киселев обругал Хартмана. Гломурного фошистика, воплощенную мечту возвышенных либеральных дамочек, о котором, сладострастно закатывая очи, писал "Дилетант".
Эхо Москвы негодует в стиле "сам дурак". Киселева де имеет виллу в Крыму. Видимо, из того, что у Киселева есть вилла, следует, что Хартман был благородный мальчик-зайчик.
Но Киселев – как вчера родился, в самом деле. Либеральные тетки, особенно гендерно-равноправные и неудовлетворенные по идейным соображениям, любят гломурных фошистов потому, что у фашистов форма – секси и вообще, злодеи. Злодей же по всем канонам непременно должен влюбиться в либеральную тетку, выделить ее из толпы, и вместе с ней воспарить над быдлом.
Киселеву и прочим штатным агитаторам, чтобы отвадить теток от сладких фашистиков, надо не про зверства рассказывать. Либеральные тетки советских солдат людьми не считают и не посочувствуют. То, что красивые мальчики в чорном по детям стреляли – теткам пофиг, они не овуляшки какие-то, а цивилизованные европейки, которые должны без трепета сдать дитя в ясли в 2 месяца, а сами в 80 бодро отправиться в дом престарелых, как все культурные люди. Убитых женщин им не жалко, для них любая женщина – соперница в борьбе за самца, чем больше истребили – тем лучше. А стариков – и подавно, старики отсталые, голосуют неправильно. Вот если бы фашисты котиков убивали – тогда да, прослезились бы.
Поэтому надо говорить о грабежах.
О том, что красивые хартманы перли с завоеванных территорий шубы и сервизы. Это тетки поймут.
О том, что из квартир теток выдворяли в кладовку и заставляли не сексуально себя обсуживать (после полетов им, поди, не до сексу было), а жрать готовить, стирать и пол мыть.
И ходили по теткиным коврам в грязных сапожищах, и портянки на полированной мебели сушили.
А чтобы совсем прониклись и перестали заниматься онанизмом, капая слюнями на фоточки хартманов, надо опубликовать статистику вшивости среди немецкого летного состава.
Теткам станет совсем противно и будут искать себе других героев.